facebook Подписаться Рассылка от Retail Community
получайте все новости на почту
получайте все новости на почту Подписаться

99% продовольственных товаров мы покупаем у украинских компаний — гендиректор «Ашан Украина» Жерар Галле

менеджмент

17.02.2016

1113 0

delo.ua

Генеральный директор «Ашан Украина» Жерар Галле в интервью Delo.UA подвел итоги работы сети в прошлом году и рассказал, как будет развиваться компания в 2016-м

— В СМИ в конце марта прошлого года был скандал, связанный с переходом вашего гипермаркета в Донецке на регистрацию «ДНР». Актив был перерегистрирован на ООО «Сигма Ленд». Расскажите подробно об этой ситуации. Что сейчас происходит с этим супермаркета?

— В Донецке у нас был один магазин, который мы строили самостоятельно. В ноябре 2014 мы решили закрываться — было понятно, что продолжать дальше работать невозможно. Всем сотрудникам было предложено переехать работать в другие регионы, некоторые из них приняли наше предложение. Остальные остались в Донецке по своим причинам.

Наша сеть никак не связана с данной компанией. Нет доставки, нет никаких юридических, нет никаких финансовых отношений. Это не «Ашан», ни в каком проявлении.

— Во сколько вам обошлась потеря магазина в Донецке?

— Дать точные цифры наших убытков из-за вынужденного ухода из Донецка я не могу. Единственное, что могу сказать, что ¾ от стоимости магазина были внесены в наш годовой отчет как потери.

— Магазин в Крыму вы тоже потеряли: после оккупации Крыма магазины на полуострове перешли под крыло российского офиса. Почему было принято такое решение? Не опасаетесь ли санкций за ведение бизнеса в Крыму?

— Я не могу комментировать. Это решение главного офиса компании «Ашан», принятое в связи с невозможностью для Auchan Retail Украина снабжать и обеспечивать нормальное функционирование работы магазина.

— Оцените, пожалуйста, в деньгах, во сколько вам обошлась потеря Крыма?

— Этот магазин был открыт 27 февраля 2014 года. К нашему сожалению, уже весной мы его закрыли — полуостров был оккупирован. Ситуацию чуть смягчило то, что мы хотя бы не строили свое здание — магазин располагался в помещении бывшего супермаркета «Фуршет». Но, конечно, мы все равно все практически полностью переделывали. Я вам не могу озвучить точных цифр, но могу назвать их порядок для понимания уровня наших инвестиций. Для переоборудования такого магазина в 1 кв. метр нужно вложить 600-700 евро. Наш магазин был около 6 тыс. кв. метров.

— Насколько упал товарооборот сети из-за потери магазинов в Крыму и в Донбассе?

— По нашим расчетам мы понесли больше полмиллиарда гривень потерь только в 2015 г. (Чистый доход компании в 2014 году 6,666 млрд гривень. Данные «Топ-100. Рейтинг крупнейших». — Ред.)

— Тем не менее, у вас не только потери. В 2015 году компания открыла новый гипермаркет во Львове. Сколько стоит открыть магазин такого размера?

— Важно отметить, что мы, опять-таки, не строили собственное здание, а арендуем торговые площади под этот гипермаркет. Так что все инвестиции были направлены на обустройство магазина. Всего мы вложили в него около 100 млн грн.

— В 2016 году планируете открывать еще новые магазины?

— В наших планах открыть один магазин, в торгово-развлекательном центре «Республика» (Киев). Площади также будут арендоваться. Больше деталей по этому проекту сказать не могу. Больше инфрормации будет ближе к лету.

— А в других регионах открывать гипермаркеты в 2016-м не планируете?

— На сегодняшний день таких планов нет. Но это не означает, что если появится возможность, то мы ею не воспользуемся.

— Многие эксперты рынка считают, что бизнес-модель ритейлеров в Украине изменилась: маржинальность продаж сильно упала, и основные деньги супермаркетам приносит теперь мерчендайзинг. Насколько это утверждение правильно?

— Мерчендайзинг не приносит денег. Конечно, есть рекламные товары, которые могут принести какую-то прибыль. Но в рамках большого магазина, поверьте, это мизерные доходы.

— А сильно ли упала маржа?

— К сожалению, сильно. Это происходит из-за инфляции и девальвации. Мы не по своей воле поднимаем цены, в этой ситуации мы также недовольны этим, как и покупатели. Потому что хотя цены выросли, но ритейл на этом не зарабатывает, наоборот мы уменьшаем свою маржу, чтобы товар остался доступным для потребителя. Так что если говорить о том, за счет чего могут продолжать работать крупные ритейлеры — то это только объемы продаж. Мы работаем за счет больших объемов.

— Очевидно, что с ростом стоимости импортных товаров, сети стараются продавать все больше украинские товары. Стало ли у вас больше украинских поставщиков?

— С самого начала работы в Украине мы всегда отдавали предпочтение украинским производителям и поставщикам. Изначально, кстати, их было больше чем сейчас, но кризисное время и война вносят свои коррективы — компании уходят с рынка. К сожалению, мы, к примеру, больше не может продавать посуду, произведенную в Славянске — поставки прекратились. Но все равно, более 99% продовольственных товаров мы покупаем у украинских компаний, а примерно две трети из этих поставляемых товаров производится в Украине. В непродовольственных товарах процент поставляемый украинскими компаниями чуть меньше. Мы закупаем за границей только те товары, которые не производятся или не импортируются украинцами.

Порядка 6% нашего ассортимента мы закупаем самостоятельно в Китае, Франции и Польше. Конечно, все, что мы покупаем из-заграницы отличается высокой ценой, в связи с девальвацией гривни. И если у украинских поставщиков есть товар-заменитель, мы принимаем решение перейти на украинских поставщиков. Так что наша позиция очень проста — все, что мы можем закупить в Украине — мы будем закупать здесь.

— На полках магазинов крупных сетей становится все больше товаров под собственными торговыми марками — private label. Считаете ли вы эту стратегию правильной? У вас есть ряд своих private label — где вы производите товары — в Украине, или за рубежом?

— Все наши собственные торговые марки продовольственные, 95–96% производится в Украине. Есть в портфеле и импортная продукция — французские сыры, колбасы и йогурты, но это не основные наши продажи. А стратегия максимального использования собственной торговой марки для ритейлеров, безусловно, правильная.

— Будете увеличивать число товаров, производимых под собственными торговыми марками?

— Мы будем увеличивать количество private label насколько это возможно. Это ведь история, выгодная для всех трех сторон — и ритейлера, и потребителя, потому что собственные товары всегда дешевле, и производителя.

— А почему это должно быть выгодно последнему?

— Объясню в чем выгода. Мы, как торговая сеть, планируем свои продажи. Соответственно — производители могут планировать объем производства, а кроме того — сконцентрироваться исключительно на нем, не пытаясь одновременно решить вопросы логистики, дистрибуции, маркетинга и т. д. — это все на нашей стороне. Кроме того, мы отправляем наших специалистов на производства, контролируем качество. У нас есть свои требования (технические условия), они очень подробные и соответствуют европейским. Поэтому, когда мы говорим, что производим собственную торговую марку, мы говорим о высоком качестве продукта. Так что производители благодаря этому еще и «подтягивают» свои процессы поде европейские стандарты.

— Могут ли товары, которые компании произвели для вас в Украине, продаваться в супермаркетах «Ашан» в других странах?

— В ноябре во Франции ежегодно проходит ярмарка товаров всех стран, где работает «Ашан». И каждая страна имеет свой стенд с лучшими товарами национального производителя.

В прошлом году мы представляли где-то 50 товаров. Коллеги из других стран могли ознакомиться с украинской продукцией. Каждая страна также делает каталог представляемых ею товаров, мы соответственно делали каталог украинских. Так вот, интерес коллег из других стран к нашим товарам был очень высок, и отзывы были очень позитивные. Насколько мне известно, итальянцы даже начинали переговоры с несколькими производителями о поставках после этой ярмарки, я правда еще не знаю, чем они завершились.

Еще один пример. Еще до всех трагических событий в Украине, у меня была встреча с представителями крупного украинского производителя курятины, которого мы все хорошо знаем. Он хотел экспортировать свой товар в Европу. Мы тогда пригласили инженеров из Франции, они посещали заводы, давали определенные рекомендации, но в целом остались очень довольны увиденным. Точно не знаю, что было дальше, но мы им помогли связаться, и тем самым помогли украинской компании экспортировать на европейский рынок. Сейчас идут поставки этой продукции за границу.

Хотелось бы добавить, что в конце марта мы вместе с Украинской аграрной конфедерацией и Торгово-промышленной палатой проведем конференцию для украинских товаропроизводителей, чтобы рассказать о том, какие возможности открыла ЗСТ с ЕС, и почему сотрудничество с «Ашан Украина» уже сейчас предоставляет преимущества для будущего экспорта товаров на внешние рынки.

— Ряд товаров, к примеру, молочные продукты, в сети «Ашан» существенно дешевле, чем у других ритейлеров. С чем это связанно, как ваша работа с поставщиками отличается от работы других продуктовых сетей?

— Для нас, принципиально устанавливать настоящие, долгосрочные партнерства с нашими поставщиками. Мы соблюдаем наши обязательства перед поставщиками, с особым вниманием, что касается условия оплаты. Кроме того, мы сопровождаем наших поставщиков, в том числе и по качеству, направление по которому мы даже предлагаем обучение. Мы так же регулярно контролируем удовлетворенности наших поставщиков путем проведения опросов.

— Недавно вы устроили акцию, 10 грн за десяток яиц, которая наделала много шуму. Многие считали, что это были спланированные действия, чтобы привлечь к себе внимание на фоне открытия гипермаркета «Фоззи». Это правда?

— Да, это правда. Это, кстати, был не единственный маркетинговый ход, чтобы привлечь внимание к дню рождения нашего магазина на Петровке, но он точно оказался самым громким.

— Как удалось поставить такую низкую цену? Уговорили поставщика? Кстати, кто был поставщиком?

— Я, честно признать, не помню, кто был поставщиком. Это и не так важно. Просто цена продажи не соответствовала цене закупки — поскольку это был наш PR мы вложили в это свои деньги.

— В мае АМКУ обвинило вас, наряду с 14 другими торговыми сетями, в картельном сговоре. Ваш штраф достиг 9,4 млн грн. Вы подали ответный иск и, как стало, недавно известно выиграли его. Прокомментируйте судебный процесс

— Не в моей компетенции комментировать судебные процессы. Но я вам скажу то, что я думаю по этому вопросу. Нас обвинили, что мы сговорились с конкурентами о единой цене на рынке. Серьезно?! Они думают, что мы пойдем к своим конкурентам и будем договариваться о цене? Это противоречило бы здравому смыслу и самым простым правилам бизнеса. Поэтому мы тогда обжаловали решение антимонопольного комитета, потому что это неправда. И да, решение суда первой инстанции в нашу пользу.

— Вы общаетесь с другими ритейлерами по этому вопросу? Что они думают?

— Нет, я ни с кем не обсуждал эту тему. Дело в том, что мне даже нечего обсуждать. Проблема была связана с компанией Nielsen, которую обвинили в том, что она выполняла свою работу — собирала данные для аналитики по ценам в розничных сетях. Безусловно, они продают свои исследования некоторым компаниям. Но у «Ашан» нет контракта с Nielsen! Т.е. мы не то, что не могли о чем-то с кем-то договариваться — мы даже не получаем результатов этого анализа, потому что мы не клиент Nielsen! В контексте этого мне уже совершенно непонятно, почему АМКУ так долго связывал нас с этим разбирательством. Я совершенно откровенно могу сказать — да, мы занимаемся мониторингом цен конкурентов, занимаемся им сами. Только не для того, чтобы договориться с конкурентами о цене, а чтобы быть дешевле для наших покупателей.

Источник: delo.ua

Поделиться:

Материалы по теме

комментарии

Выполнено с помощью Disqus