facebook Подписаться Рассылка от Retail Community
получайте все новости на почту
получайте все новости на почту Подписаться

Владимир Шаповалов, Good Wine: «Мы собираем нашу коллекцию по крупицам»

менеджмент

17.02.2016

568 0

epravda.com.ua

Владимир Шаповалов — совладелец и директор компании "Бюро вин", известный благодаря своему супермаркету GoodWine в интервью "Экономической правде" рассказал, что рынок вина второй год подряд сокращается на 15%, но собственный подход к ведению бизнеса, такой как широкий ассортимент вин семейных компаний, позволяет Good Wine привлекать новых клиентов. Приводим выдержки из интервью

По количеству покупателей два года балансируем на одном уровне. В последние месяцы видим прирост по количеству покупателей на несколько процентов. В натуральных выражениях в рознице по алкоголю по-прежнему падаем в бутылках. Второй год подряд — на 15%. Это в целом отражает ситуацию на рынке.

Импортный алкоголь резко подорожал в гривне, а покупательная способность не выросла настолько, если она вообще выросла. Хотя у нас много клиентов, которые не так чувствительны к девальвации гривни, мы по-прежнему падаем на 15%. Мы ожидаем, что в 2016 году это падение, дай Бог, прекратится.

В продуктах чуть другая ситуация — мы растем. В продуктах в натуральном выражении плюс-минус не падаем. Растет доля украинских фермеров, что нам тоже очень приятно. В целом, в натуральном выражении не падаем, а в денежном растем достаточно неплохо.

Если измерять рынок алкоголем, то он падает. Может быть, на это повлияло то и, что весь 2015 год была дополнительная 10-процентная пошлина. Плюс ввели акцизный налог на розницу — 5%. Наша валютная себестоимость выросла на 15%. Исходя из статистики нашего магазина, вин стали пить меньше.

Большинство покупателей остается на какое-то время в своем гривневом сегменте. Если он покупал вино за 400 грн, цены изменились, и его вино стоит 800 грн, то он не пошел сразу за ним, он начал искать что-то другое за 400 грн.

Курс гривни упал, но благодаря тому, что разнообразие на рынке и у нас большое, границы конкретного покупателя не меняются. Он только из-за курса сразу не пойдет покупать вино за 800 грн. На мой взгляд, это отличие от продуктов.

Например, мы продаем лишь один вид лосося — шотландский высочайшего качества. Тот, кто покупает лосось, либо купит его, либо не купит ничего, но другой лосось не купит, может «уйти в другую рыбу». В вине немножко не так. В вине — очень большой выбор, там легче находить замену.

У нас есть оптовые продажи вина. Поставляем его в рестораны и магазины. У нас было СП — пекарня и ресторан. С недавнего времени оно полностью у нас в управлении. Не мы ставили пекарню на ноги, но мы ею владеем и управляем.

Для нас важный показатель справедливой цены — мы много внимания уделяем тому, чтобы цена на вино была близка к цене в стране происхождения. В вине этого достигать проще, в продуктах — сложнее, там большие накладные расходы: сертификация, ветеринарные затраты. Кстати, в 2016 году стало проще

(Акцизные) марки — это пережиток прошлого, потому что много денег уходит в никуда. Они не идут в бюджет, они идут на поддержание процесса маркировки…

В конечном итоге, за это платит потребитель. Все закладывается в стоимость бутылки, почти гривня добавляется к цене. Если бы эта гривня шла в бюджет — хорошо, но она не идет в бюджет. Эта гривня — дополнительные расходы.

С одной марки налогов собирают около копейки, а расходы, чтобы ее напечатать и наклеить — больше гривни на одну марку. Сама марка стоит 19 коп. Надо прибавить к этому НДС. Кроме того, мы закупаем марки вперед.

Марка показывает не то, столько через акциз идет денег в бюджет. Она как бы гарантия того, что эта бутылка завезена официально, что с нее уплачен НДС.

Контрабанда никуда не делась. Она есть, ее много. Это не обязательно фура вина, это может быть небольшой автобус. Как правило, контрабанде подлежат дорогие вина, там, где один НДС существенен. Не секрет, что это продолжается, и богатые, не очень публичные и публичные люди покупают контрабанду.

За исключением того инцидента с СБУ, у нас нет никаких серьезных и не очень серьезных проблем с государственными органами. Осталась несовершенная система, очень забюрократизированная, но и в ней постепенно — не так, как хотелось бы, но постепенно — то здесь, то там происходит упрощение.

Уменьшаются пошлины на продукты из ЕС. В нашем случае большинство продуктов производится в Европе, и в существенных случаях пошлина заметно уменьшается. Это будет отражаться на ценах. Несмотря на растущий курс, мы новые поступления или не поднимаем в цене, или что-то даже опускаем.

Хотелось бы иметь прецеденты какие-то швейцарские, когда государство нам говорит: «Ребята, у вас есть такой-то бизнес. Давайте договоримся. У вас простая система, вы платите определенный процент от оборота и все. Не содержите сложные бюрократические надстройки у себя».

Я не знаю, не буду говорить за большинство. В конце концов, государство может контролировать оборот. Если, например, предлагает ресторану платить процент от оборота, пусть он будет небольшой. Дальше, если государство на 100% не доверяет, то надо контролировать — требовать фискальный чек.

 

Мы работаем с нишевыми производителями, с небольшими семейными компаниями. Не факт, что они были представлены в России. У нас есть много продуктов, которые не представлены в России.

Для нас важна справедливая цена. Мы продаем и раритеты, и звездных производителей представляем, но мы не ставим целью и физически не можем представить все звезды и все раритеты. 

Мы ездим по выставкам, ищем в интернете. У нас есть парень, который этим занимается. Он много времени проводит на форумах, читает, ищет на специализированных форумах. И — поездки, поездки, поездки. Мы посчитали, что за все время уже, наверное, около сотни командировок совершили в разные части Европы, в Австралию, Америку и ЮАР. Нам интересны как звезды, которые состоялись, так и вина с хорошим соотношением цена-качество.

Если мы говорим о базовом вине, которое стоит в закупке EUR2, — да, во Франции будет дешевле. Если мы говорим о вине, которое стоит в закупке EUR20, и вы берете его напрямую у производителей, то не обязательно, что в нашем магазине будет дороже, чем в Европе.

Во всяком случае, мы будем гарантировать, начиная с бутылки за 600 грн лучшую цену. Найдете дешевле — продадим дешевле. Это вина, которые мы поставляем напрямую от производителей. Таких вин много. Часть вин мы берем от негоциантов, например, все «Бордо».

Там сложный рынок, он пару сотен лет формировался. Есть ситуации, когда ты за полтора-два года оплачиваешь вино вперед. Вино, которое еще не готово. Надо быть большим специалистом, чтобы понять, каким оно будет через полтора года.

В остальных регионах это прямые поставки от производителей. Некоторых мы пробивали по пять лет. Оббивали пороги, ездили каждый год, вот как в Бургундию.

Мы собираем нашу коллекцию по крупицам. Любой специалист в Европе, смотря наш портфель, делает круглые глаза: «Ничего себе, вот это вы дали!». В Европе собрать такой портфель практически невозможно.

В Украине еще в зародыше тот сегмент, с которым мы работаем в Европе. Это, как правило, семейные компании, где собственник живет вином. У нас таких практически нет, они только появляются. Это семейный бизнес, его нужно создавать, по большому счету, поколение-второе.

У нас, в основном, винный бизнес закрывают большие производители. Это не наш сегмент. Мы предпочитаем семейные компании, где у собственника, образно говоря, под ногтями земля. Не все такие, но нас туда тянет.

У нас зачастую бизнес рассчитан на крупных игроков, рынок монополизирован ими. Даже импорт вина забюрократизирован. Для нас это отчасти хорошо, мы уже крупные, а какому-то ресторану привезти для себя вино — застрелиться.

Ему надо содержать отдел по акцизным маркам. Государство думает, что оно этими марками и мерами что-то гарантируют, но на самом деле часть идет контрабандой и без всяких прилавков оседает в погребах у богатых людей.

Обратная сторона марок — это сложно в администрировании. Никакой ресторан не хочет этим заниматься. Если бы их не было, была бы другая конкуренция.

У нас нет в культуры потребления вина. Это же не Франция, где из поколения в поколение пили, и не Италия. У нас нет такого. Где в селе пили вино?

Шальных денег, наверное, сейчас меньше, их так не сливают, не задумываясь, как раньше. Если покупают дорогое, то все больше людей, которым интересно покопаться, и они осознанно берут того или иного производителя.

Источник: epravda.com.ua

Поделиться:

Материалы по теме

комментарии

Выполнено с помощью Disqus